Храмоздатель

Судьба Бориса Федоровича Годунова – сплетение удачи и политического мастерства. Потомок не слишком знатного дворянского рода одолевал все преграды, все выше и выше возносясь над своими недоброжелателями и врагами, и, в конце концов, взошел на царский престол. Увы, высокое положение не защитило семью царя Бориса от жестокой участи: его наследник – юный царь Феодор Борисович с матерью  Марией Григорьевной были убиты по приказу самозванца Лжедмитрия. Царевну Ксению постигла горькая участь наложницы. Через годы она, уже под именем инокини Ольги обрела вечный покой рядом со своими родными в фамильной усыпальнице Годуновых в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре. Оставим оценку сложной эпохи царствования Бориса Годунова историкам. Оказавшись в святой обители, помяните храмоздателей Хорошева – царей Бориса и Феодора.

Борис родился в 1552 году и достаточно рано потерял отца. Племянника и его сестру Ирину воспитывал их дядя по отцу – Дмитрий Иванович Годунов, имевший в то время при дворе Ивана Грозного чин постельничего.

Дмитрий Иванович был удивительно культурным для своего времени человеком, большим ценителем и любителем искусств. Он обладал хорошим вкусом, о чем свидетельствуют сделанные им вклады в ризницу Ипатьевского монастыря и забота о его убранстве. В Костромском Ипатьевом монастыре находилась фамильная усыпальница Годуновых, и Дмитрий Иванович и Борис Федорович активно участвовали в развернувшемся там строительстве.

Дмитрий Иванович дал племяннику и племяннице образование. Дети умели читать и писать, причем Борис «писал аккуратным, почти каллиграфическим почерком»1 .

Борис Годунов заступил на службу при царском дворе подростком, в 1567 году. В должности стряпчего он исполнял обязанности камергера и помогал своему дяде – постельничему подавать царю платье, когда тот одевался.

Считается, что Борис Годунов не принимал активного участия в делах опричнины, и не входил в круг ближайших советников Ивана Грозного. Однако он стал царю близким родственником после того, как в 1575 году его сестра Ирина вышла замуж за царевича Федора Ивановича. Сам Борис был женат на  дочери печально известного Малюты Скуратова.

Брак Федора и Ирины был счастливым, но бездетным. До поры до времени, пока был жив наследник, это даже отвечало государственным интересам, но после смерти царевича Ивана Ивановича все изменилось. Однако никакими уговорами Ивану Грозному не удалось убедить сына оставить жену и вступить в новый брак. Это предрешило судьбу династии Рюриковичей.

Но пока Борис лишь поднимается по карьерной лестнице. В 1574 году он занимает должность окольничего, в 1575 – кравчего. В 1578 царь возвел Дмитрия Ивановича и Бориса Федоровича Годуновых в бояре.

После восшествия в 1584 году на престол царя Федора Ивановича Борис Годунов занял высокую должность конюшего. В ведении конюшего находился Конюшенный приказ: все царские конюшни, заводы и приписанные к ним волости. Теперь на официальных дипломатических приемах ему полагалось место возле царского трона «выше рынд».

Установить точно, когда именно Борис Годунов вступил во владение селом Хорошево, сложно. Предположительно это произошло в 1594 году. Как мы помним, по завещанию царя Ивана Грозного Хорошево предназначалась его старшему сыну – царевичу Ивану Ивановичу, но после смерти последнего все унаследовал царь Феодор Иоаннович.  Он-то и подарил село брату своей супруги – Борису Годунову.

Состояние боярина Бориса Годунова было колоссальным и включало в себя как движимое, так и недвижимое имущество – земли, села, усадьбы.

Сведения о доходах и имениях Бориса Годунова мы черпаем из книги посланника английской королевы Елисаветы к царю Феодору Иоанновичу Джильса Флетчера, побывавшего в России в 1588-89 годах. Сочинение  Флетчера «О Русском Государстве» увидело свет в Лондоне в 1591 году. Автор, в частности, так описывал богатства Бориса Годунова:

“Ежегодный доход его с поместьев, вместе с жалованьем, простирается до 93700 рублей и более, как можно видеть из следующих подробностей. С наследственного имения в Вязьме и Дорогобуже (увеличенного им самим) он получает 6000 рублей в год; за должность конюшего — 12000 рублей или марок, взимаемых с конюшенных слобод или по особым преимуществам, присвоенным этой должности, которые заключаются во владении некоторыми землями и городами близ Москвы. Кроме того, он берет в свою пользу доход со всех пчельников и лугов по обеим сторонам берегов Москвы-реки на тридцать верст вверх и на сорок вниз по течению. Сверх жалованья по должности ему дается еще по 15000 рублей в виде пенсии от царя. С области Важской ему предоставлено получать по особому преимуществу 32000 рублей из Польской четверти, кроме дохода от меховой промышленности, с Рязани и Северска (по другой особой статье) 30000 рублей, с Твери и Торжка, другого привилегированного места, 8000 рублей, от бань и купален в Москве — 1500 рублей, не говоря уже о поместьях или землях, коими он владеет по воле царя и которые далеко превосходят количество земли, предоставленное прочему дворянству” 2.

Голландский купец Исаак Масса в книге «Краткое известие о начале и происхождении современных войн и смут в Московии, случившихся до 1610 года за короткое время правления» так пишет о Борисе Годунове:

«У него повсюду были прекрасные имения, и, приметив где-либо хорошую землю, он старался приобресть ее и так скупил многие имения; сверх того было у него много домов повсюду, в числе коих один весьма красивый, на расстоянии мили от Москвы, называвшийся Хорошево (Gorossoya), что значит красивый. И был он построен на горе у реки Москвы; здесь он часто веселился, нередко приглашая к себе иноземных докторов и других подобных людей, превосходно угощал их и дружески обходился с ними, нисколько не умаляя своего достоинства».

По всей видимости, в это время усадьба Хорошево служила загородной резиденцией, в которой проходили деловые и дипломатические встречи.

Второй загородный дворец Годунова находился в селе Большие Вяземы. Усадьба разделила судьбу Хорошева: от «красивого» дворца ничего не осталось, а в храме, построенном по велению боярина Бориса, вновь, как и сотни лет назад, звучит молитва и совершаются Таинства.

Строительство городов и храмов занимало огромное место в жизни Бориса Годунова. Современники в один голос утверждают, что он «любил строить новые города и поправлять старые» и был «строитель зело, о державе своей много попечения имел»3 .

Патриарх Иов в «Повести о честном житии царя и великого князя Федора Ивановича» подтверждал, что Борис Федорович Годунов «своим бодроопасным правительством и прилежным попечением по царскому изволению многи грады камены созда и в них превеликие храмы в славословие Божие возгради и многие обители устрои, и самый царьствующий богоспасаемый град Москву, яко некую невесту преизрядною лепотою украсил: многая убо в нем прекрасные церкви камены созда и великие полаты устрои, яко и зрение их великому удивлению достойно; и стены градные окрест всея Москвы превелики каменны созда и величества ради и красоты проименова его Царьград; внутрь же его и полаты купечески созда во успокоение и снабдение торжником, и ина много хвалам достойна в Руском государстве устрои».

О широте размаха Бориса Годунова свидетельствует то, что он замыслил уподобиться Соломону и возвести в Кремле грандиозный храм «Святая святых», который был бы подобен иерусалимскому.

В рамках этого проекта было возведено Лобное место на Красной площади, достроена колокольня, называемая «Иван Великий».

Осуществить грандиозное строительство ему не удалось, но, тем не менее, именно при нем сложился архитектурный стиль, именуемый годуновским. Свято-Троицкий храм в Хорошеве – одна из жемчужин, созданных в эту пору.


1 Р.Г. Скрынников. Борис Годунов. М.: «Наука», 1983. С.11

2 Д. Флетчер О государстве русском [Пер. М.А. Оболенского]. – М.: Захаров, 2002. С. 50-51.

3 Цит. по: В. В. Косточкин. Государев мастер Федор Конь. М.: «Наука», 1964. С.14